Народное образование в Терской области в 60-х гг. XIX 1917 г




На правах рукописи


Созаев Аслан Борисович


Народное образование в Терской области

в 60-х гг. XIX – 1917 г.


Специальность 07.00.02 – Отечественная история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Владикавказ 2009

Работа выполнена на кафедре истории России Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова


Научный руководитель - доктор исторических наук,

профессор КБГУ

^ Саблиров Мухарби Забиевич


Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор СОГУ

Хубулова Светлана Алексеевна


Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник СОИГСИ

^ Дзалаева Камила Руслановна


Ведущая организация - Карачаево-Черкесский государственный

педагогический университет


Защита состоится «16» июня 2009 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.248.01 по историческим наукам при Северо-Осетинском государственном университете им. К.Л. Хетагурова по адресу: 362025, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Осетинского государственного университета: ………………………..


Автореферат разослан «15» мая 2009 г.

……………………………………………………


Ученый секретарь

диссертационного совета

к.и.н., доцент А.Б. Хозиев


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы. Как известно, система образования является важнейшим элементом институциональной структуры общества. В данный исторический период на создание полноценной системы образования, ее всестороннюю модернизацию направлены усилия, как государственных органов, так и всего российского общества; об этом свидетельствуют те масштабные реформы российской системы образования, которые планируются и осуществляются на современном этапе исторического развития страны.

Для совершенствования процесса воспитания и обучения учащихся со­временной общеобразовательной школы в контексте всей страны большое значение имеет осмысление исторического опыта становления системы образования в Терской области во второй половине ХIХ – начале ХХ веков. Актуальность настоящего исследования обусловлена недоста­точной разработанностью проблемы, необходимостью комплексного, научного подхода к её изучению.

Всестороннее изучение народного образования в Терской области привело к пониманию самобытности местных народов, осознанию недостаточности силовых мер по их включению в политико-правовое поле Российской империи и тем самым предопределило направления поисков социально-культурного синтеза. Данный синтез наглядно проявился в процессе распространения образования в Терской области. Где первые шаги межкультурного взаимодействия народов Северного Кавказа привели к тому, что со второй половины XIX в. в Терской области началось интенсивное распространение светского образования, которое проявилось в активной деятельности просветителей народов Северного Кавказа и открытии светских школ.

Народное образование в Терской области следует рассматривать в контексте всего Северного Кавказа. История образования на Северном Кавказе претерпела наибольшие изменения в 60-е гг. XIX в. – годы крутого перелома в общественно-политической, экономической и культурной жизни России. Это время характеризуется развитием новых - буржуазных отношений, - острым кризисом крепостнической системы, ухудшением социального положения большей части населения.

Необходимость изучения проблемы распространения образования у народов Терской области диктуется тем, что в отечественной историографии нет устоявшейся точки зрения об уровне их экономического развития и, в особенности, культуры. И как верно подметил М.З. Саблиров: «архаизация общественной жизни привела историческую науку к утвер­ждению, что народы Северного Кавказа, в том числе кабардинцы и балкарцы, находились на самой низкой ступени культурного развития»1, и с этим нельзя не согласиться. Восстановление исторической действительности о политике России в Терской области в контексте Северного Кавказа имеет не только теоретическое, но и практическое значение, что необходимо для улучшения и развития образовательного процесса.

^ Степень изученности. Историография по данной теме имеет определенную специфику, ибо она охватывает всю сферу гуманитарных наук.

В историографии следует выделить три хронологических периода: 1) 60-е гг. ХIХ в. – 1917 г.; 2) 1917 - сер. 1980-х гг.; 3) сер. 1980-х – нач. ХХI в.

Из дореволюционных трудов следует назвать очерк Л.Н. Модзалевского2. Его исследование ведется с 1802-го по 1880 г. Автор, владея богатыми архивными материалами и текущей деловой перепиской администрации Кавказского учебного округа, затрагивал вопросы, связанные с развитием просвещения среди населения Терской области 1870-х гг. Л.Н. Модзалевский положительно оценивал меры, принимаемые Кавказской администрацией в распространении образования среди населения края.

В конце XIX - начале XX в. вышли труды по вопросам развития школьно­го образования России3. В этих исследованиях имеются справочные сведения о возникновении и становлении школьной сети в Терской области: законы, распоряжения, правила, инструкции, уставы, справочные сведения.

Дореволюционная историография, восхваляя политику России на Кавказе, указывала, что последняя сыграла цивилизаторскую роль4. Поэтому заслугой работ данного этапа является то, что они начали обращать свои «взоры» на проблемы школьного строительства. При этом изучение общественно-политической мысли народов Терской области ими не было поставлено в качестве объекта изучения.

В целом, дореволюционная историография раскрыла основные характеристики народного образования в регионе: сословно-классовый характер, двойственность системы образования (светская и духовные школы). Однако обобщающих трудов по оценке, анализу или характеристике указанного хронологического отрезка в образовательной политике не наблюдается.

Советские исследователи также касались вопросов просвещения населения Терской области5. В 1950-1970 гг. в историографии наблюдается зарождение некой «эйфории» национального самосознания, которое продолжается вплоть до 1990-х гг. В указанный период одна за другой выходят работы, которые объективно стараются преподнести процесс становления народного образования в Терской области. При этом все они утверждают о вреде религиозных школ, которые сильно тормозили процесс зарождения и распространения светского образования6.

Характерной чертой всех работ второго этапа является то, что проблема развития образования рассматривалась через призму марксистско-ленинской методологии. В целом, в работах появилось настойчивое противопоставление «беспросветного прошлого» российской провинции и ее «социалистического настоящего».

За пределами научного анализа исследователей оставались и такие вопросы как роль Общества восстановления христианства и церковной интеллигенции, проблемы женского образования и т.д.

Итак, историография второго этапа характеризовалась усилением идеологических установок правящей партии и теоретическим догматизмом исследований.

На протяжении третьего этапа историографии происходит привлечение широкого круга новых источников, в науке стали возможны дискуссионные проблемы, этап характеризуется значительным расширением научных аспектов и т.д.

Начало нового столетия ознаменовывается выходом в свет не менее важных и интересных работ по указанной проблематике. На этом этапе проводится «некая ревизия» взглядов и мнений предшественников в связи с введением в научный оборот новыми документами, идеями7.

Проблему социально-культурного синтеза, которую выдвинул А.Х. Боров8, дает новые импульсы для исследования нашей проблемы. В этой работе автор выявил факторы, формы и пределы социально-культурного синтеза на основных этапах исторического взаимодействия российского общества и государства с народами Северного Кавказа. При этом он также уделяет пристальное внимание и проблеме становления и распространения образования на Северном Кавказе.

В целом, вышеприведенные исследователи дали картину роли России в провинциальном просвещении, динамики школьной сети, национального и социального состава учащихся; выявили причины, тормозившие развитие культуры в национальных районах Северного Кавказа.

Интересующие нас проблемы рассматривались отчасти также в коллективных трудах9. В них наблюдается тенденция к возвращению проблем народного образования в русло научных писков и обобщений прошлого опыта. Однако в академических изданиях приводятся лишь фрагментарные данные, отсутствует системный подход, комплексное изучение поставленных задач. Тем не менее, они представляют определенную ценность для нашего исследования и восстановления комплексной картины событий.

Проблемы просвещения и становления светского образования в Терской области прослеживаются и в диссертациях10. Авторы рассматривают вопросы школьного образования с позиций государственного регулирования. В них четко прослеживается научно-педагогическая концепция складывания дореволюционной системы образования, анализируются программы и учебники. Гендерные аспекты в сфере образования рассматриваются в ряде работ, исследующих исторические реалии жизни населения Северного Кавказа11. Исследователи обратили также внимание на взаимосвязь между благотворительностью и развитием образовательной системы в Терской области, изучили феномен благотворительности, в том числе через деятельность просветительских обществ12.

Подводя итоги изучения становления и развития народного образования в Терской области в региональной историографии, стоит подчеркнуть, что, история образования в регионе постепенно выкристаллизовывается из общей истории, общих проблем, но самостоятельной, признанной сферой исторического знания пока не стала. Несмотря на обилие научной, публицистической литературы, проблема эволюции народного образования в Терской области во второй половине ХIХ – начала ХХ вв. не получила специального освещения. Не показана и не оценена та роль, которую сыграли модернизационные процессы второй половины ХIХ в. в культурно-образовательных процессах, происходившие в обществе по второй половине XIX – начале XX вв. Односторонне освещаются количественные характеристики народного образования.

Исходя из актуальности темы и недостаточной ее разработанности, целью диссертации является анализ процесса становления системы образования в Терской области в 60-х гг. XIX в. – 1917 г.

Цель конкретизируется в ряде задач:

- изучить роль Кавказского учебного округа в развитии образования;

- выявить особенности эволюции системы образования в Терской области в контексте российского модернизационного процесса в 60-х гг. XIX в. – 1917 г.;

^ Методологическую основу диссертации составляют принципы: историзма: (рассмотрение явлений и событий во взаимосвязи и взаимообусловленности, в конкретной исторической обстановке и в хронологической последовательности); объективности (стремление сделать исследование предельно достоверным); системности (события и явления прошлого рассматриваются как звенья одной общности, одной системы).

Теоретическая основа исследования определена комплексом исторических, педагогических, социологических, политологических, философских трудов. В соответствии с целями и задачами исследования автор использует логический, исторический, сравнительный, проблемно-хронологический, системный, ретроспективный методы.

Диссертант использует подход к российской истории образования как к части отечественной истории и культуры, выдвигающей приоритеты неразрывности педагогического и антропологического, педагогического и социокультурного принципов анализа историко-педагогического процесса. В сочетании с принципами историзма, научности, объективности этот подход обеспечивает понимание идеи взаимосвязи и взаимообусловленности политических, социальных, экономических, культурологических, национальных, педагогических, объективных и субъективных факторов в становлении и развитии народного образования в Российской империи.

^ Объектом исследования является народное образование в Терской области во второй половине ХIХ – начале ХХ в.

Предмет исследования – совокупность форм, методов и средств формирования государством и частными лицами системы народного образования в регионе.

^ Хронологические рамки охватывают период капиталистической модернизации второй половины ХIХ – начала ХХ вв., которая в известной степени повлияла и на становление системы образования на Северном Кавказе. Нижняя граница - 60-е гг. XIX в. – начало становления системы светского образования, когда открываются министерские сельские школы, создается Дирекция народных училищ Терской области. В начале XX в. в развитии образования происходят значительные улучшения, открываются специальные учебные заведения, а с Октябрьской революцией 1917 г. старая школьная система была существенно изменена.

^ Географические рамки исследования ограничены пределами Терской области по административному делению 1917 года.

Источниковую базу диссертации составляют законодательные документы, архивные и опубликованные источники, статистические материалы и периодическая печать того времени.

В основе данной работы также лежат материалы архивов: Центрального Государственного архива КБР (далее - ЦГА КБР), Центрального Государственного архива Республики Осетия – Алания (далее – ЦГА РСО-А) и Российского Государственного исторического архива (далее – РГИА). Значительная часть архивного материала вводится в научный оборот впервые.

В фондах ЦГА КБР И-2, И-3,И-6 отложились архивные данные о развитии здравоохранения, о функционировании первых школ, дея­тельности преподавателей, сведения о некоторых деятелях культуры; выявлены материалы о народном образовании, приговоры сельских обществ об открытии и финансировании мини­стерских светских одноклассных училищ; национальный состав и образова­тельный уровень преподавателей; об организации культурно-просветительных учреждений, их целях, задачах и структуре. В фонде И-9 – полицейское управление в фонде И-16 - управление начальника центра Кавказской линии - были выявлены материалы, касающиеся открытия кабардинской дворянской школы, зачисления детей в школы, списочного состава учащихся.

Аналогичные документы обнаружены и в ЦГА РСО-А; в фонде И-35 - Нальчикское слободское правление - содержатся сведения о деятельности различных культурно-просветительных учреждений, школах и учителях слободы Нальчик; в фонде И-43 - о финансировании культурно-просветительных учреждений, строительстве школьных зданий; о выделении стипендий студентам из Нальчикского округа, обучавшимся в раз­личных учебных заведениях России; в фонде И-46 - материалы по истории реального училища (Кабардинское реальное училище им. Александра III); в фонде И-51 – управление Пятигорского округа – материалы, касающиеся Кабарды и Балкарии.

В ЦГА РСО-А (ф.11, 12, 123) были обнаружены различные материалы о системе становления образования, о деятелях культуры и обще­ственной мысли Кабарды и Балкарии, Чечни и Ингушетии.

В Российском Государственном историческом архиве нами был изучен фонд 91 – Императорское вольное экономическое общество, где в основном приводятся статистические данные, проводившиеся в отношении всех учебных заведений Российской империи. Важными документами, содержащими сведения о правительственной политике в области народного образования на Северном Кавказе, являются циркуляры Кавказского учебного округа. В этих ежегодных изданиях содержится ценная информация о деятелях народного просвещения в Терской области.

При освещении проблем становления народного образования Терской области в 60-х гг. XIX в. – 1917 г. широко были привле­чены материалы периодических изданий. Среди них следует назвать газеты: «Терские ведомости», «Терек», «Кавказ», «Сборник сведений о Терской области», «Владикавказские епархиальные ведомости». На страницах этих периодических изданий публиковались статьи по широкому спектру вопросов образования и культуры, распространения национальной письменности и др.

Самостоятельную группу составляют статистические материалы, и, прежде всего, переписи населения13. Из опубликованных источников большой интерес представляют ежегодные статистические отчеты о состоянии учебных заведений Кавказского учебного округа. В них содержатся ценные данные о количестве школ и учащихся, о заработной плате, уровне образования учителей Терской области14.

При изучении истории народного образования народов Терской области 60-х гг. XIX в. – 1917г. были привлечены опубликованные ис­точники и материалы15. В этих сборниках содержатся справочные сведе­ния о системе образования, о деятелях культуры и культурно-просветительных организациях Терской области. Как правило, материалы этих изданий всесторонне освещают систему образования в Терской области и тем самым представляют огромный интерес.

Таким образом, диссертация базируется как на материалах архивных фондов КБР, РСО-А и РГИА, так и опубликованных источников с привлечением широкого спектра и отечественной историографии.

^ Научная новизна диссертационного сочинения определяется, прежде всего, предметом ее исследования.

В диссертации обобщаются имеющиеся теоретические знания по рассматриваемым проблемам, дается авторская интерпретация ряда дискуссионных вопросов.

Автор впервые на широком историческом материале комплексно рассмотрел процесс становления и развития системы образования в Терской области.

В исследовании предпринята попытка осуществления нового подхода в оценке действительных и мнимых успехов в развитии школьного дела в указанный период. Установлено, что в силу отдаленности от основных центров просвещения развитие системы образования Терской области шло с некоторым запозданием. Тому причиной было недостаточное финансирование и, следовательно, хронический финансовый голод, который преследовал население области на протяжении всей дореволюционной истории. При этом в условиях военно-народного управления образовательные учреждения неизбежно попадали в зависимость от сельских властей, которые нередко вмешивались в их работу, навязывая свои, порой дилетантские взгляды на образовательный процесс. В итоге в области так и не удалось реализовать планы введения всеобщего начального образования.

Автор обосновал вывод о том, что при существовавшем уровне преподавания даже переход на всеобуч фактически означал бы консервацию малограмотности. В силу известного застоя педагогической мысли в светских образовательных учреждениях области преобладала ланкастерская система.

Выявленные в ходе работы и введенные в научный оборот источники существенно расширили источниковедческую базу по проблематике.

^ Практическая значимость работы состоит в том, что материалы и выводы диссертации позволяют обогатить и конкретизировать содержание учебных курсов по отечественной и региональной истории, могут быть использованы для дальнейшего исследования проблем культурного развития России второй половины ХIХ – начала ХХ вв.

Фактический материал, содержащийся в диссертации, а также ее основные положения могут быть использованы при изучении культуры и народного образования на Северном Кавказе, чтении лекций студентам, в школьных курсах.

Сделанные в исследовании выводы являются ретроспективным материалом при разработке адаптивных к новым условиям программ поддержки государством образовательной сферы.

^ Апробация работы. Апробация диссертации прошла на кафедре истории России Социально-гуманитарного института Кабардино-Балкарского государственного университета. Основные положения исследования апробированы на Республиканской научно-практической конференции «Национально-региональный компонент в школах КБР: проблемы, решения, перспективы» (Нальчик 2002); Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива – 2005» (Нальчик 2005). Основные положения диссертации изложены в 8 статьях.

Структура работы отвечает задачам исследования. Работа состоит из введения, 3 глав, заключения и списка литературы.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснованы выбор проблемы и ее актуальность, определены объект и предмет исследования, хронологические и территориальные рамки. В нем содержится источниковедческий и историографический анализ литературы, рассматривается состояние изученности темы; определены цели и задачи исследования; сформулирована методологическая основа работы; раскрываются новизна исследования и его практическая значимость.

^ В первой главе «Формирование системы управления Кавказского учебного округа», состоящей из двух параграфов, характеризуются состояние социально-культурного развития региона в дореформенный период и те изменения, которые произошли в период буржуазных реформ второй половины ХIХ в.

В 1848 г. было выработано «Положение о Кавказском учебном округе и учебных заведениях подведомственных». На основе его учрежден самостоятельный Кавказский учебный округ16.

К началу 70-х гг. XIX в. Кавказский учеб­ный округ расширялся, увеличивалось число учебных заве­дений различных типов. Росли и средства на их содержание. В этот период было положено начало формирования национальных школ, однако они не поддерживались государством, а строились и содержались на средства попечителей и национальных благотворительных обществ и союзов. Общества распространения грамотности среди населения функционировали в городах Терской области, а также в сельской местности (например, благотворительное общество для распространения образования среди кабардинцев, Общество просвещения ингушского народа).

И уже к началу XX в. на Кавказе была со­здана стройная система народного образования, сыгравшая огромную прогрессивную роль в духовном развитии всех народов края.

В главе анализируется деятельность Дирекции народных училищ Терской области, приступившей к своей работе только в начале июля 1861 г.17.

Деятельность Дирекции народных училищ Терской области относится к моменту упразднения Кавказского Учебного Округа наместником Кавказа генерал-фельдмаршалом князем Барятинским в конце 1860 г. Она находилась в подчинении начальника Терской области – «генерал-адъютанта и кавалера графа Евдокимова»18.

В 60 – 70-х гг. XIX в. школьная сеть в Терской области расширяется за счет школ, главным образом в Северной Осетии, в казачьих и русских районах области. Так, в Кабарде, кроме Нальчикской окружной горской школы, функционировали Михайловское женское и мужское училища19. В 1874 г. было положено начало существования единой системы начального образования: школы, функционировавшие под эгидой Общества восстановления православного христианства на Кавказе, были переданы Кавказскому учебному округу. В 80-х г. XIX в. народное образование в Терской области получает дальнейшее развитие, так как происходит увеличение количества училищ.

Большой вклад в развитие образования внесло Терское казачье войско. Уровень грамотности среди казачьего населения области был значительно выше соседних народов и даже превосходил общероссийский: если в среднем по России грамотность составляла 30,5%, то в Терском войске – 37%. В учебно-просветительской деятельности Войска можно выделить несколько направлений: строительство, содержание и ремонт войсковых учебных заведений; выплата стипендий и пособий студентам войскового сословия, обучение студентов в учебных заведениях России. Для развития грамотности среди казаков в каждой станице существовали станичные одноклассные, двуклассные и «городские» училища, подчиненные Дирекции народных училищ, и церковно-приходские школы. Общее число обучающихся детей в 1914 г. составило 13671 ребенок20.

На 27 июля 1913 г. в Терской области насчитывалось 379 учебных заведений21, а на 1 октября 1915 г. их уже стало 57822. Такое количество оставалось неизменным вплоть до 1917 г.

Таким образом, создание Дирекции народных училищ Терской области было большим шагом в развитии народного просвещения. Оно повлекло увеличение количества начальных учебных заведений, улучшение качества обучения, повышение уровня подготовки преподавательского состава, применение научно обоснованных методик преподавания и стройную организацию управления учебным процессом.

^ Во второй главе «Развитие системы светского и религиозного образования», состоящей из трех параграфов, исследуются вопросы становления министерских школ, церковно-приходских и мусульманских религиозных школ.

Наиболее распространенным типом начальной школы являлись сельские одноклассные и двухклассные училища Министерства народного просвещения с трехлетним и пятилетним курсами обучения. Они давали своим воспитанникам элементарное образование. Обязательными предметами преподава­ния в них являлись Закон Божий (для детей православного исповедания), а для мусульман – история ислама; русский язык с чистописанием, арифметика – в одноклассных училищах и наряду с этим история, география, естествоведение, церковное пение и черче­ние – в двухклассных училищах. В меру средств и возможностей в училищах могли вводиться дополнительные занятия по гимнастике, ремеслам и мастер­ству для мальчиков и рукоделие – для девочек. При некоторых школах органи­зовывались занятия по садоводству, огородничеству, пчеловодству.

В конце XIX в. движение за открытие министерских школ в общественно-культурной жизни Терской области принимает ши­рокий размах. Так, к началу 1913 г. в Осетии насчитывались 63 начальные школы, в них обучалось 5208 детей23. В 1914 – 1915 учебном году на территории Веденского и Назрановского округов было 153 общеобразовательных школ. Из них 145 – одноклассные и двухклассные начальные училища24. В 1915 г. в Нальчикском округе уже имелось 80 начальных школ, в том числе 7 – в слободе Нальчик. Но надо иметь в виду, что в 1915 г. в Нальчикском округе име­лись 2 трехкомплектные и 3 двухкомплектные школы. В отчетах они проходят как 12 школ. В октябре 1915 г. в Наль­чикском округе имелось 87 комплектных начальных школ, в том числе в слободе Нальчик – 11, в кабардинских селах – 44, в русских – 24 и в балкарских – 325. Во всех этих школах обучалось 3130 (2406 мальчиков и 724 девочки) человек26. В 44 кабардинских школах числились 1434 ученика.

В 60 – 80-х гг. XIX в. всего женских учебных заведений в Терской области было 5, в том числе: Нальчикская бесплатная женская школа, Ольгинская женская гимназия, женское училище, частное заведение Липинской и элементарная женская школа. В 1860 г. в слободе Нальчик была открыта одноклассная Михайловская женская школа, воспитанницами которой могли быть дочери отставных солдат и малоимущего населения слободы. Обучение велось по учебным программам начальной школы, включало чтение, арифметику, краткую географию России, русский язык27. Численность учениц школы росла год от года: в 1860 г. количество учениц составляло 14, в 1867 г. – 32, 1894 г. – 43. В 1859 году в сел. Урсдон Владикавказского округа жена поручика Зурапова – Кубатиева открыла у себя на дому небольшой пансион для подготовки из осетинских девочек «религиозных, набожных матерей». Такую же школу в сел. Салугардан открыла Т. Ревазова – «русская дворянка, достаточно образованная и понимающая осетинский язык»28. Женское образование становилось все более престижным. Согласно отчету начальника Терской области в 1896 г., женских учебных заведений в Терской области насчитывалось 12, 2 из них – средних и 10 низших29. Учащихся в низших школах обучалось всего - мужского пола – 11895 – в 1895 и 12134 в 1896 г., растет и количество учениц: в 1895 г. – 2712 и в 1896 г. -12134.

В целом начало XX в. характеризуется увеличением школьной сети в Терской области; такая ситуация осталась без изменений вплоть до Февральской революции. Например, на 1 января 1917 г. в Северной Осетии было 144 школ с числом учащихся 13 – 15 тыс. человек30. По отчету директора народных училищ Терской области по начальному образованию в Нальчикском округе на 1 января 1917 г. насчитывалась 81 школа31, а в 1917 г. школ уже было 83 (без учета школ слободы Нальчик. В казачьих станицах Терской области были 2 двухклассные школы (Змейская и Николаевская) и 5 одноклассных (Николаевская, Змейская, Ардонская и 2-е в Архонской), в которых обучалось 748 человек.

Главным конкурентом министерских начальных училищ являлись учебные заведения Святейшего синода – церковно-приходские школы и школы грамоты. В селах Нальчикского округа, где проживало русское и украинское население, действовали церковно-приходские школы грамоты. Они руководствовались «Положением о церковно-приходских школах» 1884 г.32.

Школы ведомства совета Общества восстановления христианства на Кавказе назывались приходскими, поскольку они юридически не были зависимы от высшего в России православно-духовного управления Святейшего синода, хотя по своей организации и содержанию были церковно-приходскими. Название «приходская школа» ничем не отличало их от школ церковных. Общество восстановления христианства на Кавказе существовало вне зависимости от Святейшего синода, находясь в ведении наместника Кавказа. В 1864 г. в подведомственных Обществу приходских учебных заведениях насчитывалось 964 учащихся, а в других кавказских школах состояло 127 пансионеров Общества из горских детей.

13 июня 1884 г. издаются «Правила о церковно-приходских школах в России», утвержденные Александром III. В связи с этими фактами школы Терской области ведомства Общества восстановления христианства с 1885 г. переименовываются из приходских в церковно-приходские и поступают в 1893 г. в ведение Владикавказского епископа. В Осетии создается церковно-школьная инспекция, как и на всем Кавказе.

С преобразованием школ в церковно-приходские учителя отстраняются от заведования ими. Во главе школ становятся приходские священники, хотя фактически руководство школами принадлежало им и раньше. Школы делятся на группы по благочиниям и заведование таковыми поручается благочинному священнику. И наряду с этим сохраняется инспекторский надзор совета Общества.

Двухклассные церковно-приходские школы появляются в Терской области с 1900 г. В большинстве случаев они были одноклассными, что подтверждается отчетами о церковно-приходских школах. К моменту Февральской революции сеть церковно-приходских школ не изменилась, хотя иногда народные массы выступали за их превращение в одноклассные министерские школы.

Таким образом, политика царизма в деле народного образования в Терской области отражала те принципы, которые лежали в основе общей «просветительной» политики царизма среди нерусских народов России. Именно для этого и были предназначены церковно-приходские школы. Уменьшение количества религиозных школ в рассматриваемое время объясняется в первую очередь ростом светских школ. Тем не менее, церковно-приходские школы сыграли положительную роль в развитии народного просвещения в Терской области, поскольку в определенной мере удовлетворяли всенародную тягу к образованию.

Наряду с сельскими светскими и церковно-приходскими школами продолжали свою деятельность мусульманские примечетские школы. «Ввиду того, что они плохо регистрировались, установить точную численность примечетских школ весьма затруднительно. Эти школы возникали в любое время года в зависимости от желания преподавателя или учащихся и так же легко и неожиданно могли закрыться»33.

Грамотность среди мусульманского населения распространялась через мечеть. С укоре­нением ислама сеть примечетских школ быстро росла. Школы открываются практически во всех населенных пунктах. В Терской области не сложилась офици­альная система мусульманского образования, не было жестко определенных ступеней обучения, не определена продолжительность обучения, не со­ставлялись единые учебные планы, программы и т.д.

По своему содер­жанию мусульманские религиозные школы были начальной школой, где детей учили читать, писать и считать. Основное внимание уделялось изучению арабского языка, его грам­матики. Не было, как уже сказано, и определенного срока обучения: оно могло продол­жаться 2 – 3 года и более.

Обучение в мусульманских школах было формально всеобщим. Не было в них и социального отбора, учились вместе де­ти богатых и бедных. Считалось долгом родителей перед Богом и исламом обучить детей основам религии, умению читать Коран и исполнять религиоз­ные обряды. Об источниках существования мусульманских школ и мударрисов А.К. Селимханов сообщает: «Как и мектебы, медресе содержались на средства жителей, на пожертвования, вакуфные земли и закяты»34.

Несмотря ни на что, религиозные школы сыграли определенную роль в системе просвещения народов Северного Кавказа. Именно они на начальном этапе давали самые элементарные, так необходимые знания, и недооценивать их нельзя.

^ В третьей главе «Возникновение реального и специального образования», состоящей из двух параграфов, рассматриваются вопросы реальных училищ и специальных учебных заведений.

В 1876 г. завершилось преобразование реальных гимназий в реальные училища по уставу 1872 г. Главным источником содержа­ния реальных училищ являлись средства, выделяемые государ­ственным казначейством, а также пособия городских обществ и деньги, собиравшиеся от платы за учение. К началу 1878 г. в Кавказском учебном округе функционировало 16 реальных училищ, частью преобразованных из уездных, а частью открытых вновь35, из них по данным Т.Х. Кумыкова на Северном Кавказе функционировало лишь 6 реальных училищ к 1916 г.36

В Терской области была раньше всего преобразована в реальное училище горская школа Осетии. «Открытое в 1859 г. во Владикавказе горское окружное училище в 1867 г. было преобразовано во Владикавказскую реальную прогимназию. В 1870 г. здесь обучалось 177 человек, из них 70 осетин»37. На базе реальной прогимназии в 1874 г. основано реальное училище. С 1 июля 1909 г. Нальчикская горская школа преобразовывается в реальное училище38.

Более трудным и тернистым оказалось становление реального женского образования в Терской области. Женские гимназии были приравнены к реальным мужским училищам, и поэтому в данном контексте мы ведем речь только о гимназиях.

Женское светское образование в Терской области в определенной степени сле­довало модели становления системы женского образования в России. В начале XX в. росла численность женских учебных заведений Терской области. К 1910 г. их было: гимназий – 4, прогимназий – 1, училищ – 2 39. 1 сентября 1888 года во Владикавказе было основано двухклассное женское училище, расположенное в арендованном здании. В училище было 5 отделений. В 1906 году там обучалось 173 девушки, из которых 145 были православного вероисповедания, 5 – римско-католического, 7 – армянского, 8 – иудейского, 5 – магометанского, 3 – иных христианских верований40. В сословном отношении большинство учениц представляло «городские сословия», их было 100 человек; 18 девушек были из дворянских семей, 62 – из крестьян.

Женское светское образование в Терской области развивалось на основе достижений научно-педагогической мысли России. В светских женских учебных заведениях обучение строилось на базе современных программ российских школ. Опыт и достижения педагогической мысли России обусловили тенденции к преобладанию светского женского образования над конфессиональной системой, хотя можно утверждать, что к началу XX в. эта тенденция только наметилась.

В конце XIX – начале XX в. сеть профессионально-технических учебных заведений расширялась. Однако ее рост сильно отставал от потребностей промышленности, транспорта и сельского хозяйства в техни­ческом персонале.

Наряду со специальными профессионально-техническими и ремесленными учебными заведениями некоторую профессиональную подготовку давали ре­месленные классы и отделения при различного рода низших общеобразователь­ных училищах.

Несколько лучше обстояло дело в технических училищах, работавших по ин­дивидуальным уставам, например, Владикавказское ремесленное училище, открытое в 1868 г. в честь начальника Терской области М.Т. Лорис-Меликова41. Владикавказское ремесленное училище в последствии и было названо в честь него.

К 1910 г. в Терской области насчитывалось 4 ремесленных училища и 1 техническое железнодорожное училище42. Последнее же было открыто с 1 июля 1902 г. во Владикавказе. «Учебный отдел имеет честь уведомить правление общества Владикавказской железной дороги, что Министерство путей сообщения 2 мая (1902) разрешило открыть при принадлежащей обществу дороге с 1 июля 1902 г. новое техническое железнодорожное училище в г. Владикавказе…»43.

Проекты создания различных сельскохозяйственных и ре­месленных школ были вызваны оторванностью горской школы от насущных экономических потребностей края. Этим и объясняется столь позднее их возникновение в Терской области (конец XIX – начало XX в.), о чем свидетельствуют многочисленные архивные источники – о неоднократных постановлениях правления Терской области об открытии средних сельскохозяйственных училищ, начиная с конца 1894-го по 1903 г. Тем не менее необходимость открытия таких школ в области сказывалась с каждым годом. С этой целью 17 июня 1907 г. было утверждено положение: «Военного Совета о разрешении начальству Терского казачьего войска открыть на средства войскового капитала 2 низшие сельскохозяйственные школы: общего типа в станице Прохладной и винодельческую – на участке Паробочь».

В заключение следует отметить, что население Терской области (как русское, так и горское) проявляло заботу и об открытии специальных учебных заведений: сельскохозяйственных школ, ремесленных, реальных училищ, коновальных и винодельческих школ, но часто от правитель­ственных органов получало отказ. Однако полностью игнорировать потребности в специальных учебных заведениях власти не могли, ибо и сами в них нуждались. Первые такие заведения были открыты в административных центрах, затем появились в крупных станицах и селах.

Таким образом, становление и развитие специальных учебных заведений Терской области способствовало элементарному распространению сельскохозяйственных знаний и приобретению определенных навыков в разных отраслях сельского хозяйства: садоводстве, огородничестве, пчеловодстве, ремесле, виноградарстве и т.д.

^ В заключении диссертации обобщены итоги исследования и сформулированы выводы. Система образования и воспитания в Терской области имела свои собственные специфические особенности, которые отражали своеобразие этнокультурного, этнокофессиональной жизни различных этнических сообществ и групп, и позволяли им длительное время сохранять свою самобытность, собственные отличительные этнокультурные черты. Народное образование области причудливым образом совмещало в себе, с одной стороны элементы общероссийского образования, а с другой собственные областные образовательные и воспитательные традиции.


^ По теме диссертации опубликованы следующие работы:


  1. Научные статьи, опубликованные в журналах,

рекомендованных перечнем ВАК РФ

  1. Созаев А.Б. Деятельность Дирекции народных училищ Терской области

60-е гг. XIX – начало XX в. // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2008. – №6. С.67-71.


  1. Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:




  1. Созаев А.Б. Региональный компонент в школьном образовании: национально-региональный компонент в школах КБР: проблемы, решения, перспективы // Республиканская научно-практическая конференция. Тезисы докладов. – Нальчик, 2002. – С. 32-33.

  2. Созаев А.Б. К вопросу развития народного образования в Терской области в конце XIX - начале XX вв.: Материалы Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых // Перспектива – 2005. – Нальчик, 2005. – Т. II. – С. 314-316.

  3. Созаев А.Б. Организационная структура по проекту устава горских школ 20 октября 1859 г. // Литературная Кабардино-Балкария. – 2006. – №4. – С. 248-251.

  4. Созаев А.Б. Женские учебные заведения Терской области в 60-х г. XIX в. – 1917г. // Литературная Кабардино-Балкария. – 2007. – №3. – С. 187-189.

  5. Созаев А.Б. Развитие религиозного образования в Терской области в 60-х гг. XIX в. – 1917 г. // Литературная Кабардино-Балкария. – 2008. – №3. – С. 177-181.

  6. Саблиров М.З., Созаев А.Б. Межкультурные взаимодействия в образовательной среде на примере Терской области: Материалы Международной научной конференции // Проблемы межкультурных коммуникаций в содержании социогуманитарного образования: состояние, тенденции, перспективы. – Казань, 2008. – Ч. II. – С. 115-117.

  1. Созаев А.Б. Деятельность Прохладненской сельскохозяйственной школы и ее преобразование // Архивы и общество. – 2008. – №5. С. 62-66.




1 Саблиров М.З. Культура народов Кабарды и Балкарии в конце XIX – начале XX в. Нальчик, 2001. С. 4.

2 Модзалевский Л.Н. Ход учебного дела на Кавказе // Памятная книжка Кавказского учебного округа на 1880 г. Тифлис, 1880.

3 Вертепов Г. Ингуши: Историко-статистический очерк. Ингуши. / Сост. А.Х. Танкиев. Саратов, 1996; Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Настольная книга по народному образованию: Законы, распоряжения, правила, инструкции, уставы, справочные сведения и пр. по школьному и внешкольному образованию народа. В 4-х томах. СПб., 1899-1911.

4 Ткачев Г.А. Ингуши и чеченцы в семье народностей Терской области. Владикавказ, 1911, Цаликов А.Х. Кавказ и Поволжье. Очерки инородческой политики и культурно-хозяйственного быта. М., 1913, Эсадзе С.К. 300-летию дома Романовых. Тифлис, 1913.

5 Симонов П.И. Горские школы // Известия Северокавказского педагогического института. 1937. №13; Турчанинов Г.Ф. Из истории Нальчикской окружной горской школы // В помощь учителю: Сборник методических статей. Вып. 2. Нальчик, 1945.


6 Казарина М.А. Из истории развития образования в Кабарде в конце XIX начале XX в. // Ученые записки Кабардино-Балкарского государственного педагогического института. Нальчик, 1957. Вып. 13; Тотоев М.С. Народное образование и педагогическая мысль в дореволюционной Северной Осетии. Орджоникидзе, 1962; Гриценко Н.П. Русские просветители XIX в. среди кавказских горцев // Взаимоотношения народов Чечено-Игушетии с Россией и народами Кавказа в XIV – начале XX в. Грозный, 1963. С. 161-198; Копачев И.П. Развитие школьного образования в Кабардино-Балкарии (XVIIIв. – 30-е гг. XX в.). Нальчик, 1964; Гонтарева Е.Н. Начальное образование в дореволюционной Чечено-Ингушетии. Грозный, 1965.

7 Кодзоев Н. Очерки истории ингушского народа с древнейших времен до конца XIX в. Назрань, 2000; Мальбахов Б.К. Страницы истории школы №2 // Из XIX века в XXI. Лицей №2 (школа №2) города Нальчика Кабардино-Балкарской республики / Сост. А.М. Шибзухова. Нальчик, 2001; Саблиров М.З. Культура народов Кабарды и Балкарии в конце XIX – начале XX вв. Нальчик, 2001; Кумыков Т.Х. Общественная мысль и просвещение адыгов и балкаро-карачаевцев в XIX-начале XX в. Нальчик, 2002.

8 Боров А.Х. Северный Кавказ в российском цивилизационном процессе (Проблема социально-культурного синтеза). Нальчик, 2007.

9 История народов Северного Кавказа конец XVIII – 1917 г. / Под ред. А.Л. Нарочницкого. Т. II. М., 1988; История Северо-Осетинской АССР /Ответ. ред. проф. С.К. Бушуев М., 1959; История Северо-Осетинской АССР. Орджоникидзе, 1987; История Северной Осетии XX в. М., 2003; История Кабардино-Балкарской АССР с древнейших времен до Ве­ликой Октябрьской социалистической революции. М., 1967. Т. 1; Очерки по истории Чечено-Ингушской АССР с древнейших времен по март 1917 г. Грозный, 1967. Т.1.; Очерки истории Карачаево-Черкессии с древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции. Ставрополь, 1967. Т.1; Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР (конец XIX – начало XX в.) М., 1991; Северный Кавказ в составе Российской империи / Под ред. В.О. Бобровникова и И.Л. Бабича. М., 2007; Кавказ: история, народы, культура, религии / Под ред. Р.Г. Абдулатипова и др. М., 2007.

10 Долгиева М.Б. Общественная мысль Ингушетии второй половины XIX – начала XX в.: Дисс. … канд. ист. наук. Нальчик, 2002; Матиев Т.Х. Общественно-политическое развитие Ингушетии в конце XIX - начале XX в.: Дисс. … канд. ист. наук. Нальчик, 2003; Газаева З.А. Школа, просветительская мысль и общественно-педагогическое движение на Северном Кавказе во второй половине XIX в. Дисс. … канд. пед. наук. Владикавказ, 2004; Дзампаева Ж.Т. Развитие женского образования и воспитания у народов Северного Кавказа в XIX – начале XX в.: Дисс. … канд. ист. наук. Владикавказ, 2004; Черахчиева А.А. Становление и развитие системы образования в Северо-Кавказском регионе: Дисс. … канд. ист. наук. Карачаевск, 2005; Шевчук В.В. Культура славянского населения Нальчикского округа второй половины XIX – начала XX в.: Дисс. … на соискание ученой степени канд. ист. наук. Нальчик, 2005; Ткаченко Д.С. Национальное образование в российской империи XIX-начала XX в. (На материалах Северо-Кавказского региона): Дисс. … докт. ист. наук. Ставрополь, 2006; Бунькова Ю.В. Проблемы изучения и просвещения народов Северного Кавказа во взглядах и деятельности П.К. Услара и Н.И. Воронова: Дисс. … канд. ист. наук. Нальчик, 2007.

11 Сабанчиева Л.Х. Гендерная этнография кабардинцев: Дисс… канд. ист. наук. Нальчик, 2003.; Шафранова О.И. Образование, общественная и профессиональная деятельность женщин Северного Кавказа во второй половине Х1Х – начале ХХ в. Ставрополь, 2004; Булах А.М. Социальный статус женщины в традиционном обществе осетин и их предков: Дисс… канд. ист. наук. Владикавказ, 2005; Аппоева Л.М. Становление и развитие женского образования в Терской области (вторая половина ХIХ - начало ХХ вв.): Дисс… канд. ист. наук. Владикавказ, 2008.

12 Туаева Б.В. Общественно-культурные организации в городах Северного Кавказа (вторая половина ХIХ – начало ХХ вв.): Дисс… канд. ист. наук. Владикавказ, 2004; Бесолова А.А. Становление и развитие благотворительности и общественного призрения Терского казачьего войска (вторая половина ХIХ в – 1918г.): Дисс… канд. ист. наук. Владикавказ, 2008.


13 Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897. Т. 65. Терская область. СПб., 1905; Кавказский календарь на 1889-1917; Терские календари на 1897, 1906, 1910, 1912, 1915 гг.; Обзор Терской области. Владикавказ, 1914.

14 Отчет попечителя Кавказского учебного округа о состоянии учебных заведений за 1883 г. Тифлис, 1884; Отчет попечителя Кавказского учебного округа о состоянии учебных заведений за 1900 г. Тифлис, 1901; Отчет о состоянии учебных заведений Кавказского учебного ок­руга за 1910 г. Тифлис, 1911; Отчет о состоянии учебных заведений Кавказского учебного округа за 1909, 1910, 1911, 1914 гг. Тифлис, 1909-1914; Отчеты директоров и инспекторов народных училищ Кавказского учебного округа. Об осмотре учебных заведений в 1903-1904 гг. (по май месяц). Тифлис, Типография К.П. Козловского, 1904; Обзор деятельности Министерства народного просвещения за 1881-1894 гг. СПб., 1895; Отчет о курсах для учителей и учительниц начальных училищ по сельскому хозяйству, виноградарству, корзиноплетению по изделию из папье-маше, шитью обуви. Владикавказ, 1914 и др.

15 История Владикавказа (1781-1990): Сборник документов и материалов / Сост. М.Д. Бетоева, Л.Д. Бирюкова Владикавказ, 1991; Материалы по истории осетинского народа. Т.5. Сборник документов по истории народного образования в Осетии. Орджоникидзе, 1942; Народное образование в Кабарде и Балкарии в XIX – начале XX в.: Сборник архивных документов /Сост. М.З. Саблиров. Нальчик, 2001; Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах / Сост., предисл., примеч. и комм. Л.А. Чибирова Цхинвал, 1991. Кн. V.; Хрестоматия по истории педагогики. В 4 т. Т. 4; История русской педагогики с древнейших времен до Великой пролетарской революции /Под ред. С.А. Каменева; сост. Н.А. Желваков. М., 1936. Ч. II; Кавказ и Российская империя: проекты, идеи, иллюзии и реальность. Начало XIX - начало XX вв. /Сост. Я.А. Гордин. СПб., 2005.


16 Саблиров М.З. Культура народов Кабарды и Балкарии в конце XIX – начале XX в. Нальчик, 2001. С. 108.

17 Модзалевский Л.Н. Указ.соч. С. 39 – 40.

18 ЦГА РСО-А. Ф.123, оп.1, д.2, л.11.

19 Там же. д.27, л.13об.

20 Терский календарь на 1914 год. Владикавказ, 1915.

21 Там же. С. 235-244.

22 ЦГА РСО-А. Ф.123, оп.1, д.802, л.5-35.


23 История Северо-Осетинской АССР / Ответ. ред. проф. С.К. Бушуев М., 1959. С. 329.

24 Гонтарева Е.Н. Начальное образование в дореволюционной Чечено-Ингушетии. Грозный, 1965. С. 22.

25 Отчет директора народных училищ Терской области. /Отчеты директоров и инспекторов народных училищ Кавказского Учебного округа. Об осмотре учебных заведений в 1903-1904 гг. Тифлис, 1904.

26 ЦГА РСО – А. Ф. 123, оп.1, д. 802, лл.68-71.

27 Шевчук В.В. Нальчикская женская школа и гимназия (1860-1921 гг.) / Славянские чтения в Кабардино-Балкарии. Материалы научно-практической конференции. Нальчик, 2004. С. 245.

28 Аппоева Л.М. Указ. соч. С. 15.

29 Отчет начальника Терской области за 1896 год. Владикавказ, 1897.

30 Тотоев М.С. Указ. соч. С. 166.

31 Саблиров М.З. Указ. соч. С. 113.

32 Жураковский В.М., Кураков Л.П. Укрепление российской государственности: место и роль системы образования. М., 2000. С. 161.

33 История народов Северного Кавказа. Указ. соч. С. 344.

34 Селимханов А.К. Из истории просвещения в Дагестане в XIX веке // Ученые записки Даге­станского государственного университета. Махачкала, 1957. Т.1. С.144.

35 Гатагова Л.С. Правительственная политика и народное образование на Кавказе в XIX в. М., 1993. С. 97.

36 Кумыков Т.Х. Указ.соч. С. 380; Крыжановский М. Станица Прохладная // Кавказ. 1880. 29 ноября. № 321. С. 2.

37 ЦГА РСО-А. Ф.136,оп.1, д.17, л.120.

38 Народное образование в Кабарде и Балкарии. Указ. соч. С. 220 – 221.

39 Терский календарь на 1910 год. Владикавказ, 1910. С. 29 – 41.

40 ЦГА РСО-А. Ф. 123. оп.1. д. 11. л. 32.

41 Город Орджоникидзе. Орджоникидзе, 1957. С. 28.

42 Терский календарь на 1910 год. Владикавказ, 1910. С. 29 – 41.

43 История Владикавказа... С. 130.




5909338569529560.html
5909469739419373.html
5909574379278699.html
5909690766423172.html
5909812382258241.html